Все комментарии СОБИРАЕМ ВСЕ - ВЫДЕЛЯЕМ ГЛАВНОЕ Все комментарии

С началом войны открыли арсеналы - случился всплеск сопротивления работникам полиции - Князев

13 февраля 2018 г.
С началом войны открыли арсеналы - случился всплеск сопротивления работникам полиции - Князев
Днипро, Харьков, Запорожье и Одесса - это четыре наиболее проблемных региона по количеству правонарушений в стране. Чем дальше на запад, тем меньше преступлений совершается. Это зависит не от правоохранительной системы, а от ментальности общества, - говорит глава Национальной полиции 46-летний Сергей Князев в интервью Gazeta.ua. Встречаемся 5 февраля в 18:30 в его кабинете в Министерстве внутренних дел на ул. Академика Богомольца в Киеве. Глава Нацполиции задержался на полчаса из-за совещания. Предупреждает, что вскоре должен быть еще на одном совещании - в Администрации президента. В кабинете нет личных вещей и вазонов. С марта прошлого года получил 20 тысяч фото и 1491 видеозапись Не важно, кто в этом кабинете. Важен объем информации, с которой работаешь. За сутки получаю в среднем 300 письменных сообщений, около полтысячи звонков. И эта информация - не анекдот, который можно недослушать и недослышать. Она требует или внимания, или реакции и принятия решений. Эту трубку я активировал в марте прошлого года (показывает мобильный телефон. - Gazeta.ua). Сегодня имею, смотрите, фото - 20 тысяч, видеозаписей - 1491. Это все рабочие сообщения, - говорит Сергей Николаевич. В прошлом году было несколько резонансных убийств. В частности, Амины Окуевой, Максима Шаповала, Александра Хараберюша, Дениса Вороненкова. Их можно было предупредить? Нет. Людей почему-то в первую очередь медийно настраивают, что война - это где-то далеко. Где-то там на линии разграничения плюс минус 100 метров туда, 100 метров сюда. На расстоянии действия 45-миллиметрового миномета - 3 километра. На самом деле у войны нет границ. И вы назвали связанные с войной преступления. Большинство из них - это теракты. Это реакция наших врагов. Как их можно было предупредить? Тогда убили бы другого человека. Если представить, что была бы охрана другого уровня, более плотная, возможно, президентского стандарта - погибли бы другие. Противники выбирают жертву и действуют - а там как получится. Очень часто меня спрашивают: а когда? Резонансных убийств в прошлом году было больше. Часть из них раскрыта. И общество в целом было довольно. Какие преступления сейчас самые распространенные? Традиционно - кражи. Весь спектр: из домов, из придомовой территории, квартир. Кстати, это преступление самое распространенное везде, не только в нашей стране. Какие региональные отличия между преступлениями в стране? Они существуют. Самый низкий уровень преступности - в Донецкой и Луганской областях. В большинстве случаев правонарушения возникают ситуативно: плохо лежит - украл Оттуда уехали все преступники? Нет, все преступники не могут уехать. В большинстве случаев правонарушения возникают ситуативно: плохо лежит - украл. Вопрос в другом. На Донбассе очень много полицейских и правонарушителям неуютно. Днипро, Харьков, Запорожье и Одесса - это четыре самые проблемных региона по количеству правонарушений. Люди в воскресенье ходят в церковь. И чем дальше на запад - тем чаще. Если семейные ценности преобладают над остальными, правонарушений меньше С чем это связано? На это влияют экономические и социальные факторы. В частности то, что это - промышленные регионы. Но если взять Харьковщину, то Харьков и область очень отличаются. Большая концентрация городского населения увеличивает количество преступлений. Идем в центр Украины, на запад. Чем дальше, тем меньше преступлений совершается. Это зависит скорее не от правоохранительной системы, а от ментальности общества. Там люди в воскресенье ходят в церковь. И чем дальше на запад - тем чаще. Если семейные ценности преобладают над остальными, правонарушений меньше. Приехал на Закарпатье. Дежурный докладывает: "Сергей Николаевич, за сутки зарегистрировано столько-то сообщений. Целых 12 краж велосипедов. Это какой-то ужас". Я не понял. Говорю: "Докладывай по каждому преступлению". Он доложил. А тогда опять: "И 12 велосипедов. Это ужас". Он этого понять не может. Но меня туда отправили не потому, что велосипеды воровали. Резко возник вопрос после мукачевской перестрелки (в Мукачево на Закарпатье 11 июля 2015 года произошла перестрелка. Конфликт возник между участниками "Правого сектора" и людьми из окружения народного депутата Михаила Ланьо. Пострадали 14 людей, погибли трое. - Gazeta.ua). Тогда за сутки из Мариуполя прибыл в Ужгород, по дороге заехал в Киев получить инструктаж - и приказ. Поэтому и отличается криминогенная ситуация в государстве. Но это не зависит от полицейской составляющей. А у нас - когда что-то плохое, это плохие полицейские, а когда что-то хорошее - то это уже без них. Это неправильная трактовка. Как в мирном городе можно предупредить брошенную гранату? В январе было несколько случаев травмирования полицейских во время задержания преступников. В Одессе правоохранитель от травм скончался. Это трагическое стечение обстоятельств или непрофессиональность? Какие выводы из этих случаев сделали? Каждый такой случай разбираем по крупице. Ищем ошибки, раскладываем ситуацию на молекулы - чтобы этого не произошло с другими полицейскими. Нельзя сказать, что это были непрофессиональные действия. От чего надо отталкиваться? От стартовой ситуации. Когда слушаешь звукозапись сообщения - ситуация непонятная. Тот руководитель или дежурный действовал правильно. Дал профессиональные команды, согласно инструкции. И работники поехали на вызов. Большинство правонарушений - ситуационные. Едут на семейный скандал - муж бьет жену. Мы заставляем полицейских одеть шлем и бронежилет. Потому что это уже насилие. Мы не понимаем, какое эмоциональное состояние сейчас у нарушителя. У нас нет 140 тысяч полицейских, которые занимали первое место по боксу, борьбу, штангу, а также по бегу - одновременно. Это невозможно. Поэтому профессиональность или непрофессиональность работников полиции разбираем. Учим личный состав, чтобы такого больше не случилось. Но каждый раз ситуация иная. Например, в одной из областей в прошлом году наряд поехал на обычное срабатывание банкомата. За ночь такое бывает до пяти раз - кто-то ударит или еще что-то. Они приезжают - а преступники им под ноги бросают гранаты. Полицейские не погибли. Профессионально они действовали или нет? Как в мирном городе можно предупредить брошенную гранату? Как изменилась защита полицейских? С началом войны, когда открыли арсеналы, случился всплеск сопротивления работникам полиции. Устанавливаем этих правонарушителей. Расследуем. Привлекаем к уголовной ответственности. К сожалению, общество не противодействует этому. Это же чьи-то дети делали. Их матери спросили своих сыновей: "Почему ты бил полицейского?" Или: "Ты видел, как избили полицейского? Почему просто стоял в стороне и смотрел?" По-видимому, не спросили. Пока это не начнут говорить дома, на работе, количество травмированных полицейских не уменьшится. В прошлом году полторы тысячи пострадали во время службы. Это безумно много. Травмы получили во время массовых мероприятий. В Тернополе в каком-то из районов еще надо дождаться, когда будет совершено правонарушение. А есть места, где их днем считают пучками Переаттестация милиционеров длилась с ноября 2015-го по сентябрь 2016 года. Ее проходили свыше 68 тысяч правоохранителей. Почти 90 процентов прошли. Но даже те, кого постигла неудача, впоследствии нередко восстанавливались через суды. Не повлияло ли это негативно на кадровое состояние полиции? Есть люди, которых мы не хотели видеть в своих рядах. Были и ошибки во время аттестации. Это жизнь. Решение судов обжалуем. Однако должны выполнять - восстанавливаем в течение суток гражданина на должности. Но погодите: на этом посту уже есть человек. И он работает год, полтора. Двое на одной должности быть не могут. Для этого есть административные рычаги влияния. Мы приняли ряд таких профилактических решений в правовом поле. Закон предусматривает восстановленным проходить повышение квалификации в строевом подразделении. А строевое подразделение у нас - от Ужгорода до Мариуполя. Было принято решение всем восстановленным проходить стажировку на должности в условиях повышенной оперативной обстановки - где ежедневно сталкиваешься с работой. В Тернополе в каком-то из районов еще надо дождаться, когда будет совершено правонарушение. А есть места, где их днем считают пучками. Туда выезжают все восстановленные. Кое-кто отказывается. Имеют право принять такое решение и уволиться добровольно. Многие потом увольняются? Нет. Кое-кто восстанавливается для своего внутреннего убеждения - что он честный и порядочный, а с ним неправильно обошлись. Кое-кому не хватает короткого периода для пенсионного обеспечения. Кое-кто хочет служить. Так говорят. А что у кого на душе? Увидим. Не будут справляться - поблагодарим и попрощаемся. Реформу полиции называют самой успешной. Однако это касается только патрульных. А как с другими подразделениями? На каком этапе реформа сейчас? На нашем ведомственном сайте изложен мой доклад на прошлой неделе. Подводили итоги работы Министерства внутренних дел. А также состоялся мой брифинг в конце декабря, где говорили о работе Национальной полиции в 2017-м. Там все сказано - что сделали, что делаем и что планируем. Не думаю, что только какая-то одна часть полицейского сообщества эффективно реформируется. Вы видите людей в форме. Их на улицах почти 15 тысяч. А полиция - это 140 тысяч штатных должностей. То есть, на улицах работают немногим больше 10 процентов. Реформа задевает всех: и криминальную полицию, и следствие, и аналитические подразделения. Берем современную европейскую практику и адаптируем ее к украинской действительности. На работу полиции какой страны ориентируетесь? Какая модель больше всего подходит Украине? В Европе почти во всех странах сопоставимый уровень преступности. Тенденции там общие и проблемы - также общие. А у нас пока что есть свои особенности. Поэтому не ограничиваемся тем, что видим в одном государстве. Нам интересна польская полиция, чешская, литовская, американская. Все лучшее, что есть в других странах, обсуждаем и внедряем у себя. От конной полиции до криминального анализа. Когда можно будет сказать: реформа завершена? Мы этого не скажем. Это скажет общество. А у совершенства нет пределов. Всегда есть к чему стремиться. 140 тысяч полицейских являются частью украинского общества. К сожалению, имеют и все его пороки Что получим на завершающем этапе? Есть модель, к которой идем? Конечно, есть. Европейское общество должно иметь европейскую полицию. Вчера встречался с руководителем полиции одной из стран. Он говорит: "Дал команду расстреливать на месте. Общество это воспринимает". А нам такое в голове не укладывается. Полиция - это неотъемлемая часть общества. Это не какой-то преднамеренно созданный искусственный механизм. 140 тысяч наших работников являются частью украинского общества. Они - граждане этой страны. К сожалению, имеют и все ее пороки. Но мы боремся с ними. Иногда - удачнее, чем общество. То есть, это - долгая дорога? Нет. Украинский народ двигается вперед семимильными шагами. Полицейские из других государств говорят: "Вы очень много сделали за короткий период. Мы к этому шли значительно дольше". Они смотрят профессиональным взглядом. Называют конкретные факты, спрашивают, советуют: "Стоит двигаться медленнее. Это слишком резко". Полиция - это передовой и самый большой отряд правоохранительной системы. Еще есть адвокатура, прокуратура, суды, пенитенциарная система, исполнительная служба. Это один блок. Когда часть этого блока слишком быстро бежит - это не очень хорошо. Потому что другие неминуемо отстают. А общество оценивает по конечному результату. Ну, поймали вы бандита. Наказали ли его? Адекватно ли наказание совершенному правонарушению? Люди пришли сказать - так нельзя. И система развалилась Доказывать обвинение должна прокуратура, а выносить решение - суд. Это не дело, когда начинаем указывать друг на друга. Осень 2013 года засвидетельствовала, что может случиться. Не говорю о феврале 2014-го. 1 декабря для очень многих людей наступило отрезвление. В моем понимании 1 декабря 2013-го было апогеем возмущения. Люди пришли сказать - так нельзя. И система развалилась. Тогда все друг на друга спихивали. А потом убежали. Многие новые полицейские уволились. В некоторые участки трижды объявляли набор. В чем главная проблема: в деньгах или неготовности людей к такой работе? У каждого свое. Кто-то насмотрелся рекламных роликов и в порыве подал документы. Прошел конкурс. А потом наступают серые будни. Сейчас изменили кадровую политику. Каждый полицейский должен прийти в патрульную службу или в родственное подразделение. Поработать там ровно столько, чтобы к нему присмотрелись, чтобы он понял, ту ли профессию выбрал. И уже потом принимать решение - относительно учебы, карьерного роста или, иногда, увольнения. Давайте посмотрим на другие профессии. Все ли ваши одногруппники работают по специальности? Большинство. К счастью, значительного оттока кадров в Национальной полиции нет. А что некоторые люди не смогли себя реализовать - есть разные причины. Кто-то не способен встать с постели в пять утра. Кто-то не может выйти на ночное дежурство, кому-то дали по зубам. Не ждут нас на вызовах с цветами. А встречают проклятиями, матерными словами, табуретками, чугунками, макогонами - у кого что под руками. Или слезами - ой, беда. Молодой полицейский, даже физически крепкий, морально может сломаться. Полиция, к сожалению, вынуждает выбирать - или семья, или работа. Когда подписывал приказ об окончании рабочего дня в 17:45, и плакал, и смеялся. Это же бессмыслица. Стыдно. Это можно изменить. Ведь реформа продолжается. Давайте изменим. Но вы же меня спросите - почему не раскрыто, почему не расследовано, почему преступник не пойман. Нельзя ловить преступника с 9:00 до 17:45. При украинской милиции был "сержант Радаров". А теперь он не работает Есть много сетований на ограничение скорости транспорта в населенных пунктах до 50 километров в час. Но кто будет выписывать штрафы нарушителям, если в стране не сертифицирован ни один прибор для измерения скорости? При украинской милиции был "сержант Радаров". Знаете этот анекдот "с бородой"? Сейчас так и осталось. Только "сержант Радаров" не работает. Ограничения ввели не для того, чтобы наказывать. А чтобы водители выполняли правила дорожного движения. Мы показали обществу, правительству, парламенту - количество убитых на дорогах и причины. Нас спрашивают: что сделать, чтобы это остановить? Мы предложили принять общеевропейские нормы правил - ограничение до 50 километров. Если водители уменьшат скорость всего на 10 километров с учетом состояния наших дорог, технических условий транспорта, то это уменьшит аварийность и количество смертей и травм людей. Но надо не только обязать, а еще и контролировать. Нужно измерять скорость движения транспортного средства. Когда будем иметь эту возможность, эффективно будем работать. В одном из интервью вы говорили, что рост преступности связан с экономической ситуацией в стране. И в 2017-м это побороть не удастся. Каким будет 2018-й? Можно мои слова перенести из 2017-го на этот год. Но мы снизили количество разбойных нападений. Грабежей на улицах было меньше, изнасилований, телесных повреждений - также. Количество угонов автотранспорта снизили вдвое. Как изменилось общество после Майдана? Оно продолжает изменяться. Это очень заметно. Мы стали больше украинцами. Во многих вопросах спала с глаз пелена.
Газета.ua