Все комментарии СОБИРАЕМ ВСЕ - ВЫДЕЛЯЕМ ГЛАВНОЕ Все комментарии

Шахту Засядько погубила гонка за деньгами – мнение эксперта

22 ноября 2007 г.
Взрыв на шахте им. Засядько, повлекший большие человеческие жертвы, вызван банальной причиной – нарушением техники безопасности. В этом уверен профессор кафедры охраны труда и аэрологии факультета геотехнологий и управления производством Донецкого национального технического университета Виктор Николин. Об этом он сказал в комментарии газете "Донбасс". "Причина происшедшего только одна - нарушение техники безопасности", - подчеркивает профессор В. Николин. "Руководство шахты имени Засядько - самое изобретательное по придумыванию всяких необычных проявлений природы. Только бы не оказаться виновными. То у них что-то не так обрушилось, то что-то не так наслоилось. "Это стихия". К моему величайшему удивлению, эти загадки природы прозвучали в первый же день, да еще и из уст премьер-министра. Когда руководитель государства заранее говорит о каких-то причинах - это идиотизм. Для чего тогда создаются комиссии, в которые входят профессионалы, если ему всё и так известно?", - говорит В. Николин. "Рядом с шахтой имени Засядько находится "Щегловская-глубокая". Она разрабатывает те же пласты и совершенно идентична по газоопасности. Почему за последние годы на Засядько произошло уже столько взрывов, а на "Щегловской-глубокой" не было ни одного? Когда я слышу о загадочных явлениях природы, мне стыдно за горное дело. Наука развита достаточно, чтобы предотвратить взрыв. Причина происшедшего только одна - нарушение техники безопасности", - уверен В. Николин. "Всё очень просто, - продолжает профессор. - Газо-воздушная смесь становится взрывоопасной при концентрации в ней метана от четырех с половиной до пятнадцати процентов. Метан выделяется в тот момент, когда уголь разрушается комбайном. Соответственно, чем больше добывается угля, тем больше выделяется метана. Обычно в лавы подается свежий воздух, который должен разбавлять смесь, не допуская повышения концентрации метана. Но такое проветривание имеет ограничения: чем больше воздуха подается, тем с большей скоростью он двигается, и при скорости выше восьми метров в секунду в лаве будет такой ветрище, что там уже не смогут работать люди. Придется на время остановить добычу угля. Но у шахты большие амбиции, руководство хочет перевыполнять план, быть на первом месте и получать сверхприбыли. Поэтому ни о каких перерывах в работе или снижениях угледобычи там не говорят", – констатирует профессор. В. Николин убежден: "Такой мощный взрыв не может произойти внезапно, из-за какого-то неожиданного разового газовыделения". "Я могу с уверенностью сказать, что перед ним в течение как минимум одной-двух смен содержание метана в воздухе было сильно превышено. По правилам безопасности при концентрации метана в один процент работы должны быть прекращены", - напоминает В. Николин. "Шахта снабжена современной аппаратурой, которая позволяет приостанавливать работу, когда концентрация метана повышается. Но она не работает. Ее просто ломают - замыкают, замазывают датчики глиной, чтобы не допустить вынужденных остановок", - с сожалением отмечает В. Николин. "На шахте имени Засядько работают многие мои выпускники, и они неоднократно жаловались мне, что их заставляют занижать показатели по метану. Есть такое понятие "белая шкала" - это когда интерферометр показывает концентрацию метана больше шести процентов. И им говорят прямым текстом: 'Если ты замерил "белую шкалу" - или пиши, что зафиксировал полпроцента, или заявление об уходе", - заключает профессор В. Николин.
ostro.org